Связь и интернет Архив Программирование
Интернет
Интернет

Правовое регулирование Интернет: особенности национальной защиты товарных знаков

Сотовые мобильные телефоныПолифонические мелодии для сотовых
Связь :
Новости
Мобильные технологии
Программы для сотовых
Картинки для сотовых
Новинки
Виды связи
Российские операторы
Сотовые телефоны
Мелодии для сотовых
Права потребителя мобильника
Это интересно!
Телефонные карты
Доска объявлений
Новости связи
Новые статьи

Интернет :
Новости
Новые технологии
Безопасность в интернет
История Интернета
Принцип работы Интернета
Создание сайта
Обучение Интернет
Право и Интернет
Интернет-бизнес
Техника в Интернет
Провайдеры России
Зарубежные провайдеры
Рейтинги почтовых служб
Литература
Словарь терминов
Гостевая
Партнеры
Голосование :
Ваша модель телефона:
Наиболее популярные модели :
Nokia 3310 271
Motorola v50 198
Siemens C45 139
Motorola T191 94
Siemens C55 93
Siemens ME45 87
Samsung SGH R220 82
Samsung SGH N500 79
Nokia 3510 74
Siemens M50 73
Поиск по сайту :
Новые статьи
Rambler's Top100 Rambler's Top100
Сотовые телефоны Новости
Интернет : Право и Интернет ->

Правовое регулирование Интернет: особенности национальной защиты товарных знаков

Коммерциализация сети "Интернет" привела к тому, что сегодня особенно остро встал вопрос конкуренции по поводу удачного выбора доменного имени для сервера, рекламирующего те или иные товары и услуги. Доменное имя стало не только удобным обозначением, используемым вместо цифрового адреса, но и средством индивидуализации товаров и услуг и самого лица, предлагающего их потребителям.

Некоторые недобросовестные лица в России, как, впрочем, и в других странах, нашли "оригинальное" решение, посчитав, что наиболее удачным обозначением для их сервера будет хорошо известный, пусть и чужой товарный знак. В результате подлинные владельцы товарных знаков столкнулись с так называемой "проблемой захвата доменных имен с использованием чужих товарных знаков", которая хорошо известна и получила свое разрешение в зарубежной судебной практике.

Названная проблема, назовем ее "киберпаразитизм", оказалась на самом деле лишь вершиной айсберга, имя которому - "Правовое регулирование сети "Интернет". Первый опыт ее решения поставил общий вопрос: "Готова ли отечественная судебная система достаточно оперативно решать проблемы, вызываемые врывающимися в нашу жизнь новыми технологиями?"
Наша страна находится сейчас в самом начале пути к правовому регулированию виртуального мира, преодолевая оцепенение застойной правовой системы перед мнимым пробелом в праве. Затруднение вызвано не надуманной "особенностью" объекта - сети "Интернет", а невысоким профессиональным уровнем подготовки субъектов, уполномоченных законом решать спорные вопросы, который еще осложняется яростным сопротивлением перед необходимостью серьезно изучать новые жизненные реалии.

Настоящая статья посвящена анализу конкретного судебного спора по поводу доменного имени www.kodak.ru.

Чтобы дать читателям возможность самим оценить небрежность судебных работников не только в изучении содержания законов для их верного толкования, но и в подготовке текстов судебных актов, цитаты из судебных решений приводятся с сохранением подлинных грамматических, орфографических и лексических особенностей.

Корпорация "Eastman Kodak Company", владелец товарного знака "Kodak", не получив защиты своего права в Министерстве по антимонопольной политике, обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с иском о запрете использования доменного имени www.kodak.ru, зарегистрированного РосНИИРОС (регистратором доменных имен в российском сегменте сети "Интернет"), на имя некоего предпринимателя без образования юридического лица, предлагающего на своем сервере фототовары и фотоуслуги.

Суд первой инстанции (судья Краснова Л. А.) добросовестно скопировал позицию одного из руководителем Министерства по антимонопольной политике о том, что "адрес является основной целью наименования домена (адреса) является различие одной области информационного протранства от другой" и, придя к выводу, что "домен не является ни товаром, ни услугой" и что "на день рассмотрения спора не существует закона или иного правового акта, регулирующего взаимоотношения, связанные с наименованием домена" (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.08.1999г.) не нашел оснований для удовлетворения иска, проигнорировав требование истца применить ст. 4 Закона "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (далее - "Закон о товарных знаках").

В своем постановлении судья Краснова, излагая требования истца, назвала неверную статью Закона о товарных знаках, которую якобы привел истец в качестве основания своих требований, дав при этом указанному закону собственную версию названия: Закон "О товарных знаках обслуживания и наименования".

Помимо этого, несмотря на четкое заявление истца, имеющееся в материалах дела, судья по собственной инициативе сослалась на Закон "О защите прав потребителей", очевидно, с целью придать позиции истца такой вид, в котором было бы логично признать его требования не подлежащими удовлетворению.

Не менее вопиющим свидетельством передергивания - умышленного либо произошедшего в силу неспособности судьи к анализу содержания материалов дела, - является и то, что судья Краснова посчитала "взаимоисключающими" два заключения специалистов Федерального института промышленной собственности при Роспатенте (далее - "ФИПС"), содержащие следующие выводы:

- "С началом процесса коммерциализации сети Интернет наименования доменов не просто служат удобной формой указания адресов отдельных серверов в Интернете, но также могут служить средствами для различения продукции и услуг владельцев наименований доменов, т. е. средствами индивидуализации товаров или производителей";
- "использование наименования домена (или его части), сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком иного лица, может быть признано нарушением прав владельца товарного знака" (Письмо ФИПС N 18/5 - 397 от 11.05.99) и

- "Процесс коммерциализации сети Интернет привел к тому, что наименования доменов не просто служат удобной формой адресов отдельных серверов в Интернете, но также могут служить средствами для различения продукции и услуг владельцев наименований доменов, т. е. средствами индивидуализации продукции или самих владельцев наименований доменов";

- "использование г - ном (...) обозначения "kodak" в наименовании своего сетевого домена может рассматриваться как введение в хозяйственный оборот предлагаемых им товаров и услуг, что является согласно п. 2 статьи 4 Закона нарушением прав владельца товарных знаков по свидетельствам N 2509, N 139358 и N 144925 - корпорации "Истман Кодак Компани" (Письмо ФИПС N 18/5 - 617 от 02.08.99).

Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы (председательствующий судья И. А. Елизарьева) в своем постановлении повторила передернутое судьей Красновой изложение позиции истца, не нашла оснований для отмены решения суда первой инстанции, и даже не покраснев, заявила, что доменное имя с использованием известного товарного знака было выбрано ответчиком без цели "формирования интереса к юридическому или физическому лицу". Апелляционная инстанция установила, что "доменное или (адрес) не является ни товаром не услугой, а следовательно не подпадает под действие ФЗ "О товарных знаках " (Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 28.10.1999г.). При этом в том же самом постановлении апелляционная инстанция сослалась (!) на ст. 23 указанного закона (исчерпание прав владельца товарного знака) как на основание отказа в удовлетворении исковых требований!

Кассационная же инстанция, несмотря на демонстрацию председательствующей Летягиной В. А. во время судебных заседаний немотивированной враждебности к истцу (либо к его представителю), в своем постановлении точно изложила доводы истца (о которых речь пойдет ниже), однако также не нашла оснований для отмены принятых ранее судебных актов. Здесь суд также исходил из того, что доменное имя "не является ни товаром, ни услугой, поэтому оно не подпадает под действие Закона "О товарных знаках"; "...адрес не является рекламой". (Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 17.01.2000г.).

Итак, суд пришел к выводам, что во - первых, использование товарного знака "в отношении однородных товаров" означает только его применение на самом товаре, и следовательно, в данном случае не имеет места, а во - вторых, поскольку само доменное имя не является ни товаром, ни услугой, такой вид использования товарного знака - в виде доменного имени - не подпадает под действие Закона о товарных знаках.

Рассмотрим теперь подробно доводы истца и судебные ошибки, допущенные всеми тремя инстанциями.

В соответствии со ст. 1 Закона о товарных знаках, товарный знак - это обозначение, способное отличать товары и услуги одних лиц от однородных товаров и услуг других лиц. Пункт 1 ст. 4 Закона о товарных знаках" предоставляет владельцу товарного знака исключительное право пользования и распоряжения товарным знаком, а также право запрещать другим лицам его использование в отношении однородных товаров и услуг.

Пункт 2 ст. 4 Закона о товарных знаках признает нарушением прав владельца товарного знака не только несанкционированное применение товарного знака на самом товаре, но и иное введение в хозяйственный оборот товарного знака или обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком в отношении однородных товаров и услуг.

Введение в хозяйственный оборот в отношении товаров и услуг
Согласно мнения ФИПС, изложенного в упомянутом выше письме N 18/5 - 617, "введение в хозяйственный оборот используемого на товаре и (или) его упаковке товарного знака может осуществляться на основании ряда действий, в частности, в результате предложения к продаже (в том числе рекламы) товара, обозначенного этим знаком". Доменное имя, содержащее известный товарный знак, являясь, по мнению ФИПС, средством индивидуализации, выполняет функцию формирования интереса к физическому (юридическому) лицу, что соответствует определению понятия "реклама", данному в ст. 2 ФЗ "О рекламе".

Таким образом, главная ошибка судебных инстанций заключается в том, что судьи безосновательно сузили понятие "нарушение прав владельца товарного знака", ограничив его только случаем использования товарного знака на самом товаре.

Кроме этого, несмотря на настойчивые требования истца, все три судебные инстанции уклонились от правовой оценки того факта, что для привлечения внимания потребителей к фотоуслугам, осуществляемым лично ответчиком (сканирование фотоизображений на CD - ROM диск, ретушь изображений и т. п.), которые однородны фотоуслугам истца, и при этом не были введены в хозяйственный оборот непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия, ответчик несанкционированно использует в своем доменном имени товарный знак, принадлежащий истцу. В связи с чем, следуя судейской логике, хочется спросить авторов решений: как они вообще себе представляют нарушение прав владельца товарного знака в отношении услуг, однородных услугам, предоставляемых самим владельцем товарного знака?

Сходность до степени смешения

Факт сходства используемого ответчиком обозначения "kodak" до степени смешения с товарным знаком "KODAK" и однородности товаров и услуг истца товарам и услугам ответчика был подтвержден ФИПС в письме N 18/5 - 359 от 27.04.99г.

Таким образом, действия ответчика по делу полностью соответствовали определению нарушения прав владельца товарного знака, данному в п. 2 ст. 4 Закона о товарных знаках, поэтому все три судебные инстанции неполно выяснили обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы суда, изложенные в судебных актах, не соответствовали обстоятельствам дела; все три инстанции нарушили нормы материального права, что на основании ст. 158 и 176 АПК РФ являлось основанием для отмене указанных решений.

Следовательно, оснований для отказа в защите права истца на товарный знак у судьи Красновой, а равно у иных судебных инстанций, не было. Она была обязана защитить права истца, а законные основания не применить ст. 4 Закона о товарных знаках у суда отсутствовали.

Кроме национального закона суды, рассматривавшие анализируемый спор, незаконно не применили Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года, имеющую прямое действие на территории Российской Федерации согласно ст. 15 Конституции РФ, а именно, ст. 10.bis Конвенции, согласно которой подлежат запрету: "все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента".

Во всем мире, в том числе и в России сложилась практика, когда владелец товарного знака использует принадлежащий ему товарный знак в качестве доменного имени своего "сайта" в "Интернете", индивидуализирующего самого владельца и предлагаемые на сайте товары или услуги. По мнению ФИПС, приведенному в цитировавшемся выше письме N 18/5 - 397 от 11.05.99г., потребитель, обращаясь к домену kodak.ru, однозначно связывает его со всемирно известной фирмой - производителем товаров под маркой "Kodak", и, зная о ее устойчивой репутации на рынке фотопродукции, может заинтересоваться товарами и услугами, предлагаемыми на "странице" "Интернет". При этом ответчик, используя чужой товарный знак, извлекает необоснованные выгоды для себя из представлений о престиже и деловой репутации производителя Кодак.

Утверждение же суда о том, что специфика "Интернета" настолько велика, что действующее законодательство на него не распространяется, не выдерживает никакой критики. В равной мере еще в недавнем прошлом можно было заявлять, что действующее законодательство не распространяется на телевидение, использование факса и т. п.

На самом деле специфика "Интернета" затрагивает лишь форму правоотношений, а не их суть, и нарушение исключительных прав владельца товарного знака путем введения в хозяйственный оборот, в частности предложения к продаже однородных товаров и услуг с использованием обозначения, сходного до степени смешения с защищенным товарным знаком, является нарушением закона и подлежит незамедлительному пресечению, независимо от того, в "Интернете" осуществлена эта реклама и предложение к продаже, или на уличном рекламном щите.

Досадно, что в результате некомпетентности и нежелания судей тщательно изучить новый для них предмет спора и добросовестно исполнить свои обязанности по отправлению правосудия, Россия опять (надеемся - только пока) оказалась в хвосте цивилизованных стран.



Юрий Вацковский, Фаина Шпрингер




Онлайн-казино: ваш легкий способ заработка в интернете! Онлайн-казино: ваш легкий способ заработка в интернете!
Тема онлайн-казино становится все более популярной, поскольку желающих попробовать свою удачу все больше, а в интернете это осуществить и удобнее, и проще
Что собой представляет? Что собой представляет?
Онлайн-казино и его возможности: Казино - это как сказочный игровой мир для взрослого человека


Комментарии к статье

 
Copyright ©RIN 2003 - 2004.* connect@rin.ru
Российская Информационна Сеть